Краян в сухом остатке

5


















Из истории Краяна можно сделать несколько выводов.

Получил дополнительное подтверждение устойчивый слух, что НАБУины хотели от хозяев мэрии 3 млн долларов + много шума. Именно поэтому арестовали деньги на счету, чтобы было понятно, о чем торговаться.

Мэр подставил депутатов горсовета трижды:

— первый раз, когда заставил их проголосовать за покупку Краяна без нужды, оценки и тендера. В розданных депутатам документах оценка не упоминалась. У мэра руки чисты: он за Краян не голосовал. Максимум – не ветировал.
— второй раз, когда на месяц отправился в эмиграцию, оставив депутатов с их проблемами и НАБУ,
— третий раз, когда пошел на мировую с НАБУ, вернув половину украденного. Эта история самая интересная. Хитрость в том, что цену откорректировали договором с мэрией, а не решением горсовета. То есть, преступление депутатов является оконченным: они своим решением украли деньги и не собирались ни возвращать их, ни требовать их возврата, пока добрый, умный и законопослушный мэр сам не добился возврата части уплаченного. Преступление было компенсировано без участия совершивших его депутатов. Прекрасная ситуация: депутаты украли, мэр заставил продавца вернуть. Депутаты совершили преступление, мэр ликвидировал его негативные последствия.
И если депутаты надеются на коллективную безответственность, то пусть ознакомятся с уголовным делом в отношении николаевских депутатов, которых Луценко привлек скопом по делу Мультика.

НАБУ, в свою очередь, повело следствие по длинному кругу с тем, чтобы иметь возможность развалить дело. Состав преступления был не в уплаченной цене, как настаивало НАБУ, а в отсутствии тендера. К этому можно добавить и фундаментальную незаконность действий горсовета, действовавшего вопреки интересам территориальной общины, приобретая здание, тогда как в коммунальной собственности было аналогичное здание Кивана на Малиновского – полностью отремонтированное и настолько ненужное, что мэрия затем отдала его в аренду бесплатно.

НАБУ сознательно игнорировало множество других линий в следствии. Например, оценку при продаже здания от Дубового владельцам мэрии. Если предоставленная нотариусу оценка почти 10 раз ниже, чем НИИСЭ, то это отдельное налоговое преступление, как минимум, или фиктивная сделка, как максимум. Или халатность депутатов, выразившуюся в голосовании за сделку без каких-либо обосновывающих ее документов. Или вынесении вопроса о покупке на сессию с разрешающими визами чиновников мэрии. Или отсутствие вето со стороны мэра в ответ на явно незаконное решение сессии. А решение было именно явно незаконным, потому что приобретение здания за 11 млн незадолго до этого означало, что на эту сумму был составлен экспертный вывод об оценке у нотариуса – и значит, здание никак не могло стоить почти в 20 раз дороже. И в отличие от депутатов, которые, теоретически, могли не знать о здании Кивана на Малиновского, мэр точно знал о наличии этого здания в коммунальной собственности – и обязан был, реализуя свои полномочия, ветировать решение сессии.

Позиция НАБУ резко расходится с позицией САП. Именно прокуратура добилась ареста счета через Финмониторинг, и в суде, снявшем арест, именно САП добивалась отвода судьи. Сейчас, после одиозного сговора с НАБУ, САП проявила активность по делу Краяна.

Источник